Павел Медведев: «Малый бизнес платит не налоги, а дань»

Фото: www.reporter64.ru

Чиновники Минэкономразвития региона посетовали недавно, что саратовский бизнес предпочитает работать по принципам 90-х, то есть оставаться «в тени». Так, в первом полугодии 2017 года нулевой ставкой по патентной и упрощенной системам налогообложения воспользовались лишь 49 предпринимателей Саратовской области.

«Репортер» обратился за комментарием к экс-депутату Госдумы, финансовому омбудсмену Павлу Медведеву.

- Павел Алексеевич, чем можно объяснить факт нежелания саратовского (и не только саратовского) бизнеса выходить из «тени» – недоверием бизнеса к власти, частой сменой правил игры или другими причинами? Вы согласны с тем, что власть зачастую сама загоняет малый и средний бизнес в тень, а потом сокрушается на тему, почему люди не желают работать «в белую»?

- Я думаю, это не столько недоверие, сколько понимание правил игры. Ведь малый бизнес платит, в основном, не налоги, а дань. А если к этой дани добавить еще и налоги, то общая сумма может превысить выручку. Получается, ты или работаешь, или нет, ведь если ты работаешь, то не можешь себе позволить отдавать больше, чем получаешь.

Что касается дани, то ее размер зависит от величины самого бизнеса. Помнится, лет 10-15 назад пришел ко мне за советом один владелец мини-пекарни – настоящий русский мужик, умный, остроумный, талантливый. В его пекарне были четыре печи, на которых он круглосуточно выпекал хлеб и продавал его еще горячим – это была его фишка, за счет которой он выживал среди своих конкурентов, крупных хлебозаводов. И вот спрашивал он меня (не без толстого троллинга, конечно), не завести ли ему пятую печь. Подробно мне все рассказал: пока у него четыре печи, он ходит под местными – чиновниками, пожарниками, милицией и прочими. Кстати, те к нему весьма лояльно относились – не оброком обложили, а барщиной: то дорогу перед пекарней заасфальтируй за свой счет, то еще что по мелочи, иначе, понятное дело, договор аренды не возобновим. Но всякий крутил в свою сторону: СЭС велит поставить решетку, пожарники – снять, и так далее до бесконечности. Чтобы отвязаться, надо дать на лапу каждому.

А с пятою печью этот пекарь уже переходил на более высокий уровень и должен был кормить более высокие властные структуры, аппетиты которых наверняка съели бы его бизнес. Так что решил он, как Леня Голубков, купить жене сапоги вместо расширения бизнеса. Я, помню, за женщину тогда порадовался…

Да нам все это не раз и весьма популярно объяснял сам Владимир Владимирович Путин. По его словам, в 2015 году проверки прошли в 200 тысячах малых и средних предприятий. В 15% случаев в результате выявленных нарушений дела были переданы в суд. Но разорились после проверок все 200 тысяч, поскольку просто не выдержали натиска проверяющих. Ведь пока идет проверка, предприятие стоит, а при достаточно невысокой рентабельности даже недельный простой может стать смертельным.

Так что мелкому предпринимателю проще и безопаснее уйти в тень от любой проверки. Я говорю это не просто так: за 22-летнее пребывание мое на посту депутата Госдумы ко мне приходили сотни предпринимателей за поддержкой. Кому-то удалось ее оказать, кому-то – не очень, но о проблемах их я получил более чем достаточное представление. Я даже все тарифы наизусть знал. Сейчас, конечно, ситуация несколько иная, чем в 90-е годы. Тогда, действительно, был настоящий ужас: криминал просто кошмарил бизнес, да и милицию от криминала было почти невозможно отличить. К примеру, один мой знакомый владелец турагентства с трудом понимал тогда, где бандиты, а где те, кто их должен ловить – налогооблагали его в равной степени и те, и другие.

Сегодня, конечно, откровенные бандиты присмирели, уступили свое поле более легальным структурам. А уж они-то принялись за малый бизнес всерьез. Для этого разработаны и разрабатываются тысячи норм, правил и прочих регулирующих и ограничительных мер. Применяются они, конечно, чисто номинально, для выкачивания денег из предпринимателей.

К примеру, в СССР при Госплане была такая организация – Госкомцен. Ее задачей было устанавливать цены абсолютно на все в стране. И тогда по всему Союзу все стоило одинаково, как было велено, с ничтожными региональными отклонениями: белый хлеб – 18 копеек, а батон столовый – 15, мороженое - 10 и пирожное – 22, колбаса 2.20 и так далее. Всем, и в первую очередь экономистам, было понятно, что с рынком это не имеет ничего общего, поэтому по установленным в СССР ценам мало что можно было реально купить. До рыночной цены надо было тем или иным образом доплатить – или сунуть продавцу десятку сверху, или простоять несколько часов (время тоже ведь имеет стоимость) в многокилометровой очереди. Впрочем, времени, как и терпения, у советских людей было навалом: как-то команда специалистов, под руководством Т.И. Заславской, подсчитала, что граждане СССР тратили в очередях за различными товарами практически столько же времени, сколько на производство самих товаров.

В общем, цена на товар может быть только рыночной, а если она по чьему-то волюнтаристскому решению вдруг оказывается ниже, то разницу тем или иным способом придется возмещать – это печальный, но непреложный закон экономики. Сегодня власти иногда пытаются силовыми методами установить на что-нибудь цену сверху. Как правило, это касается социально значимых товаров, в первую очередь – хлеба. Тогда дешевый хлеб просто исчезает с прилавков. Поэтому на хлеб цены назначают только в самом уж крайнем случае. А вот на деньги, то есть на кредиты – пожалуйста. Сегодня, к примеру, никакой банк не может выдать кредит под процент выше установленного Центробанком. И что получается? Банк все равно накрутит реальный рыночный процент тем или иным способом. Вот и имеем мы настоящую цену кредита, написанную жирным шрифтом в верхнем правом углу договора – к примеру, 17,49%. А подсчитаешь все, что раскидано по договору там и сям – и получишь реальные рыночные 39,9%, о которых тебе даже в самом низу договора меленькими буковками не всегда напишут.

И мы сами, и особенно наши власти, ленивы и нелюбопытны, как писал «наше все» Пушкин. Потому-то на словах у нас все чудесно – чистота, порядок, дисциплина, а на деле – еще неизвестно как. На словах у нас чудом вырос интерес граждан к страхованию – все кинулись страховать все, что ни попадя, и особенно – жизнь и здоровье. А на деле гражданам без страховки банк просто не дает кредит. На словах у нас страховщики дают застрахованным гражданам пять дней на то, чтобы охолонуть – подумать и, если нужно, отказаться от страховки. А на деле страховка-то у нас, оказывается, коллективная – гражданин заемщик страхуется вместе с банком-кредитором, и у банка 5 дней «охлаждения» истекли еще 5 лет назад. Впрочем, Центробанк уже подготовил очередное очень ценное указание – увеличить период «охлаждения» с 5 дней до 14. На словах опять же все хорошо и чинно, а как там будет на самом деле… Поживем – увидим, как говорится, но, по-моему, все вполне очевидно уже сейчас.

- Некоторые эксперты в качестве одной из причин называют огромное количество изменений, которые вносятся в Налоговый кодекс. Только в 2016 году их было 56. Согласны вы с такой позицией?

- Конечно же, согласен. Проиллюстрирую мое мнение такой аллегорией: болеет, к примеру, человек чем-то ужасным, какой-нибудь холерой или чумой. А тут он еще и палец умудрился порезать. Само собой, и порез, и холера похуже будет, чем просто холера, но вообще-то решающей роли в общем состоянии организма этот порез не играет. Конечно, некоторые больные пытаются бороться с обоими недугами, то есть работать если уж не по-белому, то хотя бы по-серому. Но чиновники то и дело то там, то сям их подрезают, выстраивая все новые и новые законодательные и административные барьеры. Госдума предыдущего созыва, по-моему, в этом деле вообще была рекордсменкой - не останавливалась в деле регулирования ни на минуту. Хорошо хоть, что у нас, как водится, строгость любых принятых законов нивелируется необязательностью их исполнения…

Андрей АПАЛИН

 
По теме
 
 
Заседание Регионального отделения Российского объединения судей - Управление Судебного департамента Идет заседание В Зале судейского сообщества состоялось очередное заседание Совета Саратовского регионального отделения Общероссийской общественной организации "Российское объединение судей".
21.09.2018
Саратовец упал в глубокий подвал - Sarinform.Ru Спасатели искали мужчину целый час Сегодня днем в Ленинском районе Саратова на улице Лесная Республика в глубокий подвал гаража упал мужчина.
21.09.2018
«Комсомолка» разыскала одну из жертв изверга, которой удалось спастись [видео] Анна СВЕТЛАКОВА «Комсомолка» уже рассказывала про мажора из Петербурга,
20.09.2018 Комсомольская правда
Партпроект «Единой России» организовал «Литературную гостиную» для пенсионеров из Энгельса - Единая Россия Представители старшего поколения читали стихи собственного сочинения, пели песни и участвовали в викторине Настоящим осенним праздником для представителей серебряного возраста стала «Литературная гостиная»,
21.09.2018 Единая Россия
Губернатор обсудил с жителями Екатериновки начало строительства нового Дома культуры - Правительство Саратовской области Губернатор Валерий Радаев посетил Екатериновский муниципальный район, где обсудил с жителями Екатериновки начало строительства нового Дома культуры.
20.09.2018 Правительство Саратовской области
Холодный душ в Будённовске - СГАУ-Саратов Сегодня гандболисты "СГАУ-Саратов" провели свой очередной матч в чемпионате мужской суперлиги.
22.09.2018 СГАУ-Саратов
В год 100-летия системы дополнительного образования России с 10 по 14 сентября на территории спортивно-оздоровительного лагеря «Азимут» Энгельсского района проводился юбилейный 50-й областной туристский слет работников образования .
20.09.2018 Вольская жизнь
Административный «волейбол обвинений» продолжается и может привести к исчезновению клуба «Протон» Александр Уриевский Саратовский волейбольный «Протон» с большей долей вероятности пропустит игры Кубка России.
20.09.2018 Комсомольская правда