Саратовскому поэту, дружившему с Есениным и ругавшему «железного наркома» Кагановича, - 130

Фото: saratov.mk.ru

Друг и соратник великого Есенина, член группы «новокрестьянских поэтов», солдат Первой мировой войны и кавалер двух «георгиев», литератор, долго и, в конечном итоге, безуспешно перекраивавший своё восприятие доступной ему действительности, всё-таки не «перековавшийся» и арестованный сразу после выхода своей последней книги с говорящим названием «Под счастливым небом» (1937), — всё это он, Пётр Орешин. Наш земляк.

фото ru.wikipedia.org

На текущий год приходятся не только юбилеи событий, в которые оказался вовлечён Пётр Васильевич — Октябрьской революции (100-летие) и Большого террора (80-летие), но и 130-летие самого Орешина, родившегося в Саратове 28 (16) июля 1887 г.

Понятно, что в сиянии есенинского гения Пётр Васильевич был литератором средней руки, этаким крепким середняком поэтического цеха, который выдаёт продукцию сильную, ладную, но всё-таки не экстра-класса. И понятно, что строк уровня «Не жалею, не зову, не плачу…» и «Мне осталась одна забава…» у него нет. Но тут — другое: нам, саратовцам, «Есенин в миниатюре» ОРЕШИН интересен не только и не столько как поэт, но и как бытописатель дореволюционной Саратовской губернии. Наблюдательный публицист и автор очерков, в которых красочно, сочно, убедительно — где весело и с размахом, где грустно и с сожалением, — выписан старый, старорежимный губернский город Саратов с его обитателями, которые родились и жили, как сказано у классиков, «до исторического материализма».

Немало в жизни Орешина фактов и событий, которые не назовёшь лицеприятными: попыток откровенного приспособленчества под железным прессом государства, выпуска в свет книг слабых и конъюнктурных, насыщенных характерными «пролетарскими» клише; однако по своей сути он оставался простым саратовским мужиком, крепко любящим и ценящим свою малую родину. И острохарактерные для 30-х годов попытки кривить душой и мимикрировать всё-таки перекрывались почти есенинской искренностью во множестве по-настоящему сильных строк Петра Орешина.

Но обо всём по порядку.

 

Не в рифму со временем

В августе 1934-го в Москве прошёл Первый съезд советских писателей — масштабнейший форум литераторов, в ходе которого официально сформировалось построение писателей по ранжиру: «…нужно наметить (!) пять гениальных и 45 очень талантливых», — исчерпывающе расставил акценты председатель президиума Союза писателей СССР Максим ГОРЬКИЙ, объявленный, разумеется, «инженером человеческих душ» № 1. В табели о рангах для поэтов такой определённости не наблюдалось: так, «любимец партии» Николай БУХАРИН в своём докладе, имевшем колоссальный резонанс, назвал «самым первым поэтом страны» Бориса ПАСТЕРНАКА. В общем-то, ожидаемо: после гибели ЕСЕНИНА и МАЯКОВСКОГО, после ссылки МАНДЕЛЬШТАМА, ухода в литературное небытие БЛОКА, ГУМИЛЁВА и всего созвездия Серебряного века именно Пастернак оставался наиболее крупным и, что немаловажно, живым русским поэтом. Однако заявление Бухарина понравилось, мягко говоря, не всем. Критические стрелы пускались в ходе оживлённых банкетов, так что за словом в карман товарищи писатели, мягко говоря, не лезли. Сотрудники секретно-политического отдела ГУГБ НКВД СССР отражали ход этих дискуссий в протоколах, в кои среди прочего вошло вот такое: «Все выступления на съезде стоят друг друга. Смехотворные речи, над которыми следующие поколения будут издеваться. <…> Что можно ожидать от Бухарина, если он провозглашает первым поэтом бессмысленного и бессодержательного Пастернака? Надо потерять последние остатки разума для того, чтобы основой поэзии провозгласить формальные побрякушки…»

Эти откровения принадлежат как раз Петру Орешину. Не стесняясь в выражениях, он охарактеризовал и имеющую место быть сортировку участников литературного процесса по этаким кастам: «правильных» писателей, писателей-«попутчиков», а также тех, кто категорически «не соответствует» и «отторгается советской литературой» (совсем скоро в число изгоев попадёт и сам Орешин, которого определят в расстрельную категорию «кулацких поэтов»).

И вот — ещё: «И я, и Клычков (Сергей КЛЫЧКОВ, ещё один «новокрестьянский» поэт, друг Есенина. — Авт.) поставлены в ужаснейшие условия. Мы доживаем наши дни в литературной блевотине. Нас из милости пустили в союз с молчаливым условием, чтобы мы сидели и молчали…» Всё это — при свидетелях и под протокольную запись…

Впрочем, первые «звоночки» для делегата Первого съезда советских писателей Орешина прозвучали гораздо раньше. В 1923 г. состоялся товарищеский суд по так называемому «делу четырёх поэтов»: Есенина, Клычкова, Орешина и Алексея ГАНИНА обвинили в «антисемитизме», в частности, в выпадах против двух Львов — ещё могущественного на тот момент ТРОЦКОГО и председателя Моссовета КАМЕНЕВА. Кроме того, «четыре поэта» выступили против «бездарнейшей группы мелких интриганов и репортёрских карьеристов», которые выдвинули журнал на «На посту» против самого Леопольда АВЕРБАХА, в будущем одного из основателей РАПП, гонителя БУЛГАКОВА... 

В 1923-м Орешина не тронули — в том числе из-за громадной славы Есенина. Но в 1934-м, когда шёл Первый съезд советских писателей, Есенина уже не было в живых… В этом же году прямого и откровенного Орешина задерживают за высказывание о Лазаре КАГАНОВИЧЕ: «Такую сволочь, как товарища Кагановича, вместе с вами терпеть не могу, как негодяя». Ещё через год Пётр Васильевич в лучших есенинских традициях публичного скандала заявит — не где-нибудь, а в Доме советского писателя: «Сталин — сволочь, не может ценить порядочных работников». Если подверстать ко всему перечисленному постоянные обвинения Орешина критиками в приверженности к «кулацким методам» в литературе — антисоветский паззл складывается, и по его итогам 28 октября 1937-го на волне массовых чисток П. В. арестовывают, а 15 марта 1938-го расстреливают.

…Есенина, может, и не тронули бы, доживи он до эпохи Большого террора. Ну так то — Есенин. И то не факт.

 

«Злая жизнь» и «кровавые следы»

«Я родился в г. Саратове в 1887 г. возле Привалова моста, на Никольской улице, в старом полуразвалившемся каком-то флигелишке», — писал в автобиографии Пётр Васильевич. Никольская — так до 1927 г. называлась улица Радищева, а Привалова моста давно не существует: рухнул, подмытый весенним половодьем, потоками воды, хлещущими по дну Глебучева оврага. Но дадим слово самому Орешину: «Я вырос, как репейник хмурый// На дне оврага, и ручей// Блестел густой и мутной шкурой// В душе заброшенной моей» («Детство», 1922).

Более подробно автобиографические мотивы и картины жизни дореволюционного Саратова отслеживаются в сборнике повестей Орешина «Злая жизнь» (1930). Не откажу себе в удовольствии привести довольно объёмную, но очень красочную цитату из этого произведения: «Глебучев овраг через весь Саратов тянется: от Волги до вокзала, и живёт в овраге сплошная нищета. Розовые, голубые, синие домишки друг на друге, как грибы поганые, лепятся на круто-склонах... В летнюю пору банная вода посередине оврага течёт, растёт колючий репей, свиньи в тине лежат, ребята на свиньях верхом катаются. Весенняя вода в овраге разливалась саженей на пять, бурлила, клокотала, гудела и несла через весь город дохлых собак, кошек, брёвна, поленья, щепу. Овражные жители охотились за щепой и поленьями. Народишко бедный, домишки рваные, заборишки худые, — жили, как птицы...» По воспоминаниям Орешина, «овражные люди» именовали себя «неразбитым воинством Стеньки РАЗИНА» и ходили к Привалову мосту драться стенка на стенку, после чего совместно выпивали и братались.

Страшилки из «старорежимного» быта в общем-то характерны для многих писателей той поры: дескать, посмотрите, товарищи, из какой тьмы и грязи мы вылезли и уверенно идём к светлому будущему!.. (Агитпропа хватает и у Орешина, особенно в последние годы жизни, когда тучи над ним сгустились и он принялся стряпать откровенную конъюнктурщину в угоду власть имущим: «В покосе соревнуются бригады...» и т. д.) Но начинал Орешин совсем с другого.

Первые литературные опыты относятся к 1911 г.: тогда в газете «Саратовский листок» вышло его первое стихотворение. В довоенном 1913 г. он переезжает в Петербург, где быстро становится известен как «крестьянский поэт». Человек храбрый, с обострённым чувством справедливости, с началом Первой мировой он уходит на фронт и за проявленную отвагу награждён двумя Георгиевскими крестами. Революцию он принял, принял с энтузиазмом, однако «парад вольностей» и ощущение беспредельной свободы, граничащей со вседозволенностью, быстро вызвали у него сомнения и тревогу. Вот концовка из стихотворения «Кровавые следы» (1917), которое позднейшие исследователи сравнивали с пророческими произведениями Максимилиана ВОЛОШИНА: «Свобода полная! Долой нелепый страх! // Но ум встревоженный совсем твердил иное. // Ему всё чудятся ряды кровавых плах, // Под палкой и кнутом отечество родное».

Интуиция Орешина в общем-то не обманула, но пока что, в первые послереволюционные годы, у него всё хорошо: первый сборник стихов «Зарево» (1918) получает высокую оценку Есенина, хорошо пригнанные ладные строки быстро ложатся на бумагу, одна за другой выходят книги («Ржаное солнце», 1923; «Соломенная плаха», 1925, и т. д.), Орешин избирается членом правления Всероссийского союза писателей, выпускает 4-томное собрание сочинений… Вот типично орешинское: «Соломенная Русь, куда ты? // Какую песню затянуть? // Как журавли, курлычут хаты, // поднявшись в неизвестный путь…» — похоже, правда?..

А дальше начались «кровавые следы».

…В начале 30-х выходит в свет кондово-соцреалистический роман некоего Николая БРЫКИНА под громким названием «Стальной Мамай» — «широкая картина жизни советского крестьянства». Один из его героев, недобитый белогвардеец, обильно и огромными кусками цитирует стихи Орешина и КЛЮЕВА. Это дало иным современникам повод грустно острить, что изобретён новый жанр — «роман-донос». И Орешин, до того в целом не изменявший себе, — «раскололся»: из-под его пера вместо сильной лирики, вместо колоритной публицистики начинают выходить агитки и поделки: «На тракторе сидел я, управляя…», до боли напоминающие ильфо-петровское «Служил Гаврила хлебопёком…» Писал в анкете «Какой нам нужен писатель»: «Новый писатель — представитель производственного пролетариата и трудового крестьянства» (на безграмотных графоманов, привлечённых в литературный цех только на основе своего социального происхождения, Орешин досыта насмотрелся на Первом съезде советских писателей в августе 1934-го.— Авт.).

Но отчаянная попытка «сойти за своего» не удалась. В октябре 1937-го Клычков и Орешин были арестованы по обвинению в создании «террористической группы». Клычкова расстреляли практически сразу же, а Орешин, сознавшийся в «контрреволюционных шовинистических взглядах», дожил до 15 марта 1938-го — единственный из «четырёх поэтов»: 12 лет как нет лучшего из них, Есенина; ещё в марте 1925-го, в пору относительного благоденствия Орешина, якобы за причастность к «Ордену русских фашистов» расстрелян Алексей Ганин; и вот теперь — Клычков…

Орешин был реабилитирован первым из «новокрестьянских» поэтов. Другое дело,

что последний раз его книги издавались в 1968 г., и фамилию нашего земляка можно прочитать разве что на карте Москвы, в Марьино, где улица Петра Орешина соседствует с проездом Сергея Клычкова и улицей Николая Клюева. В Саратове улицы Орешина нет до сих пор.

«Было это, нет ли, // Сам не знаю я,// Задушила петля // В роще соловья».

 
По теме
Летний винегрет - SaratovNews.Ru Самые популярные блюда лета многокомпонентные, но незатейливые. Все порезать, в кучу и перемешать.
01.08.2017
В саду «Липки» состоится литературный вечер «Поэты-саратовцы: Петр Орешин» - Администрация г. Саратов В рамках поэтических суббот 29 июля 2017 года в читальном зале сада «Липки» состоится литературный вечер, посвященный 130-летнию со дня рождения нашего земляка, поэта и прозаика Петра Васильевича Орешина.
27.07.2017
 
В Саратове прошел парад духовых оркестров - Четвертая Власть Свое умение перед собравшимися зрителями показали оркестры из детских музыкальных школ, из саратовских военных институтов, а также профессиональные коллективы Сегодня в Саратове проходит праздник духовой музыки,
17.06.2018
 
Городские выходные: завершается первый день фестиваля - SarLife.ru Саратовская жизнь Практически завершился первый день фестиваля «Городские выходные». В ходе него состоялись пешие экскурсии, ряд спортивных мероприятий, традиционный «Городской пикник», киносеминар, кинопоказ,
17.06.2018
 
На сайте «Медиаликс 64 Центр журналистских расследований» 06 июня 2018 года была опубликована статья Е. Налимовой «Судьи должны увидеть результат своей работы».
18.06.2018 КомпроматСаратов.Ru
Управление Роспотребнадзора по Саратовской области оперативно открыло «горячую линию» по вопросам прав потребителей на возврат приобретенных билетов на рейсы АО «Саратовские авиалинии».
17.06.2018 Вольская жизнь
В Большом зале правительства Саратовской области прошла внеочередная конференция областного совета Саратовской областной организации Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда,
17.06.2018 Вольская жизнь
Городские выходные: завершается первый день фестиваля - Администрация г. Саратов Практически завершился первый день фестиваля «Городские выходные». В ходе него состоялись пешие экскурсии, ряд спортивных мероприятий, традиционный «Городской пикник», киносеминар, кинопоказ,
16.06.2018 Администрация г. Саратов
14 июня 2018 года не стало режиссера Станислава Говорухина. Мы вспоминаем его цитаты из интервью разных лет Юлия МАЗУР - Массовый зритель год от года он становится глупее и менее образованным.
15.06.2018 Комсомольская правда
Оле-оле-оле, или Как болеть в пост - Саратовская епархия Воспитывает ли футбол настоящий патриотизм, почему нынешний спорт ассоциируется лишь с чьими-то финансовыми интересами и на что вдохновляют уличные истерики по поводу победы – о современном футболе размышляет священник А
17.06.2018 Саратовская епархия
Иностранцы привыкли пользоваться такси; может быстрее и дешевле на метро? Фото: Иван МАКЕЕВ - Комсомольская правда Таксисты на счетчике рубли меняют на евро, а рестораны предлагают иностранным болельщикам отдельное меню с удвоенным ценником Олег АДАМОВИЧ @OAAdamovich Считается, что крупные спортивные мероприятия — олимпиады,
18.06.2018 Комсомольская правда
Корреспондент "КП" проследил за тем, что происходило вокруг матча Дания - Перу Алексей ОВЧИННИКОВ Такого Саранск за свою 377-летнюю историю еще не видел: почти 15 тысяч болельщиков сборной Перу,
17.06.2018 Комсомольская правда
Стартовал V Балаковский фестиваль клубники: выставка-продажа сувенирной продукции - Администрация Балаково На V Балаковском фестивале клубники стартовала ежегодная выставка-продажа сувенирной продукции с участием монетного двора из города Энгельса, нижегородских мастеров с яркими изделиями народных промыслов России, керамических,
17.06.2018 Администрация Балаково